Печат

Вячеслав Никонов: Мой дедушка писал сталинскую Конституцию и мне бы сейчас от него досталось…

Автор „Русия днес“. Пуб­ли­ку­вана в Сооте­че­ствен­ник

Об этом внук совет­ского нар­кома Вяче­слава Моло­това, член Рабо­чей группы по вне­се­нию попра­вок в Основ­ной Закон страны, глава Коми­тета по обра­зо­ва­нию и науке Гос­думы, пред­се­да­тель прав­ле­ния фонда „Рус­ский мир” рас­ска­зал обо­зре­ва­телю „КП” Алек­сан­дру Гамову.

- Вяче­слав Алек­се­е­вич, при­шли свежие дан­ные ВЦИОМ: под­держать поправки в Кон­сти­туцию готовы 64% опрошен­ных. Какие настро­е­ния в Ниж­нем Новго­роде, куда вы съездили?

- Да, я был на засе­да­нии Нижего­род­ского Зак­со­бра­ния, где рас­смат­ри­ва­лись поправки в Кон­сти­туцию. Голо­со­ва­ние там было такое же, как в Гос­думе. Комму­ни­сты воз­держа­лись, осталь­ные под­держали. С большим запа­сом это прошло.

Встре­чался и с изби­ра­те­лями. Под­держи­вают поправки. Есте­ственно, воз­ни­кают вопросы по отдель­ным форму­ли­ров­кам. Но в целом, конечно, Кон­сти­туция ста­но­вится объек­тивно лучше. Гораздо. Мы там сей­час можем запи­сать то, о чём не могли даже подумать 27 лет назад, когда ее писали.

- О „поправке Тереш­ко­вой” что там говорят?

- Водо­раз­дел поня­тен. Те, кто под­держи­вает Путина, под­держи­вают и „поправку Тереш­ко­вой”. Кто не под­держи­вает, тот воз­ражает. Потому что, с точки зре­ния демо­кра­тии, нет ответа на вопрос, нужно ли в Кон­сти­туции уста­нав­ли­вать коли­че­ство сро­ков или не нужно. В США эта норма есть, но она появи­лась только в 1951 году. Была ли Аме­рика после 1951 года более демо­кра­тич­ной, чем до? Не уве­рен. Наобо­рот, Аме­рика Рузвельта, оче­видно, была более демо­кра­тич­ной, чем Аме­рика Трумэна или Эйзен­хауэра, когда вовсю полы­хал маккартизм.

В Герма­нии, Вели­ко­бри­та­нии, Япо­нии ника­ких сро­ков для глав госу­дарств, пра­ви­тельств не уста­нав­ли­ва­ется. Поэтому ответа на дан­ный вопрос нет. Уста­нов­ле­ние сро­ков, с одной сто­роны, да, это гаран­тия сме­ня­емо­сти, а с дру­гой — огра­ни­че­ние права выбора людей.

- А ваше мнение?

- Я счи­таю, осо­бенно в нынеш­них усло­виях, возмож­ность для нынеш­него пре­зи­дента бал­ло­ти­ро­ваться в 2024-​м — это важно. Потому что, если такой возмож­но­сти нет, то мы имеем дело со сла­бым пре­зи­ден­том. А в нынеш­ней ситу­ации сла­бый пре­зи­дент нам точно не нужен. Путин на самом деле, когда он выступал в Гос­думе, про­из­нёс клю­че­вую фразу: до 2024 года мы успеем много чего сде­лать, а там — посмотрим.

- А вот в Кон­сти­туции Ста­лин­ской (при­ня­той в 1936 году) тоже не было преду­смот­рено ника­ких сро­ков: сколько, к при­меру, това­рищ Ста­лин должен нахо­диться у власти.

- И меня поражает позиция комму­ни­стов, кото­рые вдруг начали выступать про­тив отмены огра­ни­че­ния по коли­че­ству сро­ков для пре­зи­дента. Я бы хотел посмот­реть в совет­ское время, как кто-​то из них попро­бо­вал бы уста­но­вить сроки для Ген­сека ЦК КПСС. Но, понима­ете, клю­че­вое отли­чие нынеш­ней Рос­сии от ста­лин­ской или бреж­нев­ской в том, что у нас выборы главы госу­дар­ства — прямые, все­на­род­ные. Народ опре­де­ляет, кто будет пре­зи­ден­том, а не группа това­рищей из Политбюро.

- Ваш дед Вяче­слав Моло­тов тоже участ­во­вал в раз­ра­ботке ста­лин­ской Конституции?

- Да. Моло­тов отве­чал за эко­номи­че­ский раз­дел и социально-​экономические права. И он пред­став­лял Кон­сти­туцию на сес­сии Вер­хов­ного Совета СССР.

- Вы, когда тру­ди­лись в рабо­чей группе, про деда вспоми­нали? Может, какие-​то его мысли?

- Честно? Нет. Мы с ним очень раз­ные люди. Но он был пат­ри­о­том своей страны. И пат­ри­о­ти­че­ские идеи, кото­рые он отста­и­вал, мы в Кон­сти­туции отра­зили. Напри­мер, самое глав­ное — своей земли не отда­дим ни пяди.

- Это вам дед завещал?

- Это уж точно. А разго­воры о воз­врате Курильских ост­ро­вов воз­никли только когда Хрущёв решил пооб­суж­дать это с Японией…

- И когда вашего деда уже не было в руко­вод­стве страны.

- В том-​то и дело! Это стало возможно, когда он пере­стал возглав­лять внеш­нюю — поли­тику СССР. При Моло­тове тер­ри­то­рия страны меня­лась только в одну сто­рону — приращения.

- Вы как-​то ска­зали, что Кон­сти­туция 1993 года появи­лась с родо­выми травмами. А Сталинско-​Молотовская была травмирована?

- Ну, конечно, ста­лин­ская была изна­чально травми­ро­вана. В ней была заложена дик­та­тура про­ле­та­ри­ата. Эта родо­вая травма режима, правда, шла ещё от 1917 года.

Что каса­ется родо­вых травм Кон­сти­туции 1993 года, то их было пять.

Пер­вая — тогда вообще невозможно было запи­сать ника­кие соци­аль­ные гаран­тии. В 93 году инфляция достигала 859%. Ни о какой минималь­ной зарплате не ниже про­жи­точ­ного минимума вообще речи идти не могло. Или об индек­сации пен­сий. Там отсут­ство­вало само соци­аль­ное государство.

- Так. А вто­рая травма?

- Вто­рая — в тот период мы активно все время куда-​то вступали. И не было ника­кого при­о­ри­тета наших зако­нов над международ–

ными. Была совершенно другая идео­логия. Как вы помните, Чер­номыр­дин говаривал…

- Как куда ни вступим, так на что-​то наступим.

- Именно так! В итоге мы всюду повступали. И после этого удив­ля­емся, что о нас не прочь выти­рать ноги: и Европе­йский суд по пра­вам чело­века, и вся­кие анти­допинго­вые орга­ни­за­ции или Гааг­ский арбитраж…

- Тре­тья родо­вая травма?

- Тогда пыта­лись „отрях­нуть прах с наших ног”. Отрицали совет­скую исто­рию, пре­ем­ствен­ность. Поэтому надо было ста­вить вопрос о наших наци­о­наль­ных тра­дициях, защите исто­ри­че­ской памяти, семьи, как брака между муж­чи­ной и женщи­ной. Защиты детей. И так далее. Все это про­сто отсут­ство­вало в Конституции.

Она, такая, может быть у любой страны. В ней ничего о Рос­сии, о рус­ско­сти не говорилось.

- Тем более об идее „Рус­ского мира”, о соотечественниках.

- То, что мы гово­рим о „Рус­ском мире”, а он, по моим оцен­кам, ничуть не меньше, чем коли­че­ство людей, про­жи­вающих в самой Рос­сии, это очень важно.

- Чет­вер­тая родо­вая травма?

- Когда писа­лась Конституция-​1993, пушки рас­стре­ли­вали пар­ламент. И Гос­дума полу­чила гораздо меньше пол­номо­чий, чем Съезд народ­ных депу­та­тов СССР. А Съезд был вообще высшим орга­ном вла­сти! Тогда и пре­вра­тили пар­ламент­ское госу­дар­ство в пре­зи­дент­ское. И то, что сей­час Гос­дума полу­чает возмож­ность форми­ро­вать пра­ви­тельство, не стал­ки­ва­ясь с угро­зой роспуска, это очень серьёз­ное достижение.

Кроме того, в Кон­сти­туции запи­сы­ва­ется такая вещь как пар­ламент­ский кон­троль, кото­рый де-​юре отсут­ство­вал. Это важ­ное расши­ре­ние прав зако­но­да­тель­ной власти.

- Ну, и, заги­баю пятый палец…

- Да, послед­нее, что я счи­тал родо­вой травмой ельцин­ской Кон­сти­туции, это мест­ное само­управ­ле­ние. Оно было наде­лено госу­дар­ствен­ными функци­ями, но только не деньгами для реа­ли­за­ции этих функций! И отсюда у нас колос­саль­ная про­блема все послед­ние 27 лет с выпол­не­нием мест­ным само­управ­ле­нием своих обя­зан­но­стей. Сей­час мы вво­дим мест­ное само­управ­ле­ние в еди­ную систему пуб­лич­ной вла­сти. Это возмож­ность мест­ных орга­нов выпол­нять госфункции при усло­вии их пол­ного финан­со­вого обеспечения.

- Теперь, при­няв поправки в Кон­сти­туцию, мы эти травмы залечим?

- Све­дём на нет.

- И будет она у нас идеальной?

- Ну, иде­аль­ных Кон­сти­туций я не читал и не знаю. И наша — не иде­аль­ная. Даже с учё­том попра­вок. Напри­мер, у нас запи­сано, что бес­платно можно полу­чить только 9 клас­сов обра­зо­ва­ния. В 1993 году „мла­до­реформа­торы” так и счи­тали, что этого доста­точно, а дальше — пла­тите. Но это не изме­ня­емая 2-​я глава Кон­сти­туции. Мы не можем её пра­вить без Кон­сти­туци­он­ного собра­ния. Есть над чем работать.

- Не полу­чится ли так, что внук Нико­нова, скажем, лет через тридцать и в этой Кон­сти­туции най­дет родо­вые травмы?

- Не исклю­чаю. Время течёт. Надеюсь, внуки будут доста­точно грамот­ными, чтобы оце­нить улучше­ния, кото­рые мы сде­лали сейчас.

- А вот если бы Моло­тов, ваш дед, послушал, о чем мы с вами гово­рим, кому бы больше от него доста­лось — Нико­нову или Гамову?

- Конечно, Никонову!

- А за что вам попало бы?

- За то, что я не очень лестно ото­звался о ста­лин­ской Конституции.